Электронный паспорт
доступности
Версия для слабовидящих Личный кабинет / Регистрация 12+

Краеведческий календарь. У жизни истины просты

К 95-летию со дня рождения Петра Реутского
 
Всегда будет в небо дорога,
Всегда будут птицы в пути,
А мне от родного порога,
Как ни ухожу, не уйти.
П. Реутский
 
Все творчество поэта Петра Ивановича Реутского связано с Иркутском. Но родился он далеко от этих мест — в селе Михайловском Воронежской области 8 ноября 1927 года.
 
В 30-е годы прошлого века его отца раскулачили, а семью сослали на вечное поселение в Якутию. Вместе с мамой, братьями и сестрами из края арбузов через всю страну трехлетний Петя добирался в край камней — на Алдан: в теплушках, на санях, а где и пешком. «Алдан был неустроен и суров, во всех углах сияла необжитость», — писал потом Реутский в своем романе в стихах «Второе крещение». Но даже в те трудные годы в семье Реутских звучали и песни, и сказки.
 
Темы, образы, мотивы в творчестве будущего поэта определились еще в детстве. Стихи третьеклассника Пети Реутского напечатали в журнале «Пионер». Все, казалось бы, так хорошо начиналось, но в 15-летнем возрасте Петр сбежал в Якутск. Жизнь вдали от семьи, голод, неустроенность сделали доверчивого и простодушного мальчишку легкой добычей воровской шайки. Приговор — 5 лет заключения, зона…
 
Сохранился отрывок записи начала 2000-х, где Петр Иванович вспоминает лагерное время: «Нужно было согнуться или встать на колени, чтобы спилить дерево, а пенек оставить не выше 18 сантиметров. Это был ужасный труд. Ребенком я, конечно, на нем надорвался. Среди заключенных — тех самых, кого называют «ворами в законе», встречались удивительные люди. Например, Василий Михайлович Синюшкин. Его срок перевалил за сто лет, потому что он все время проворачивал побеги и получал за них «прибавку». Его слова я помню всю свою жизнь: «Петр, ты не должен воровать — это не твое дело. Ты должен писать, потому что большинству такое не дано».
 
В 1949-м Реутский вернулся на родину, к родителям. В 50-е годы семья переехала в Иркутск, где жила одна из старших сестер Петра. Молодой поэт начал активно печататься в газетах и альманахах. В 1956 году вышел его первый сборник стихов для детей «Великаны», а в 1958-м Петр Иванович был принят в Союз писателей СССР и отправлен на высшие литературные курсы в Москву.
 
Вернувшись из столицы, молодой поэт много и плодотворно работал. Одна за другой вышли его книги: «О тех, кому нет еще двадцати», «Потомки Корчагина», «Ломается лед», «Три дня в гостях у Аллы», «Горячий ключ», «Настоящее», «Тропа золотоискателя», «Первозданность», «Свойство жизни» и другие. За 20 лет было издано 15 полновесных книг! С огромным успехом проходили выступления поэта в самых разных аудиториях — от полевого стана до научной библиотеки. Читателей в его поэзии привлекала правда жизни, образный язык, яркая экспрессия и предельная искренность.
 
Сложная, насыщенная судьба Петра Реутского получила выражение в его стихах: большинство из них автобиографичны. Несколько крупных поэм выстроено на конкретных житейских историях. Значительное место в творчестве поэта занимали сибирская природа и любовная лирика. Также он охотно писал произведения для детей и юношества.
 
Поэт из Омска Вильям Озолин так отзывался о творчестве Петра Реутского: «…Стихи он пишет просто, без излишней вычурности и формалистских изысков. Живой разговорный язык, меткое словцо, ирония, грусть, озорство — все это объединено характером самого поэта, человека напористого, романтичного, непримиримого к подлости и предательству. Поэтическая стезя Петра Реутского — не отвлеченные мечтания или эффектные умствования, а зорко подмеченные человеческие характеры, необычные (чаще всего напряженные и драматические) ситуации, картины и картинки сибирской природы».
 
Когда тоску душа почует,
Иду с котомкою в кедрач,
И добрый лес меня врачует,
Как деревенский старый врач.
 
Такая в радость мне дорога,
Хотя в пути уже полдня.
Дойду я к вечеру до лога,
Где есть землянка у меня,
 
А в ней железная печурка —
Первейший друг в краю лесном.
Мурлычет чайник,
                Как дочурка
Моя мурлычет перед сном.